Кирилл Марков — стихи

***

И та монопритча про те три пути
Ввязалась в диспут с началом начал;
И сложно не чушь несусветно нести,
А чтоб с неё капал солиднейший нал;
И здесь каждый ждёт гениальный стих,
Неясно зачем, лишь бы в клочья зал;
Мне сказали, я выпал из реальности,
Но я туда, в общем-то, и не впадал.

***

давай, удиви меня очередным текстом про панельку,
метафорой про серость жизни и матерным оборотом,
расскажи, как ходишь в пятерочку с ашановским пакетом
и как бессмысленна твоя низкооплачиваемая работа,

и обзови как угодно свою хрень железобетонную:
стихами про жизнь или актом мета-экзистенциализма —
все равно отсутствие морали скрывает наваленное тоннами
нравоучение о необходимости озлобленной укоризны.

потому что

потому что выбрал не тот вуз и не ту специальность
потому что какая-то совсем омежная линия скул
потому что было не по себе, когда в детстве ругали
потому что выделывался и вместо слипкнота слушал tool

потому что читал ницше но почти ничего не понял
потому что в любом случае нужно не быть тупым
потому что в обществе мы всегда играем какие-то роли
потому что можно порассуждать про свободу и режим

потому что нужно быть открытым для новых трендов
потому что искусство должно духовно возвышать
потому что в магазе по акции ништяковые котлеты
потому что внутренний монолог начинается с междометия «твоюмать»

потому что от зарплаты до зарплаты вращается колесо сансары
потому что прочитанное расширяет твою внутреннюю тюрьму
потому что в двадцать с чем-то иногда кажется, что уже старый
потому что идите вы нахрен со своими вопросами вот почему

bang

легкое головокружение, тяжелые размышления
излёт карьеры как у Лаврентия Палыча Берии
перепил или перепел — к гениям нет доверия
хорошо, что ты не гей, а то спину не доверил бы

было дело, дышал гелием, катался на гелике
Ваграм каждые полгода зовёт в трип в Армению
но мой трип это три граненых стакана беленькой
бездарей бездна, вот и достаётся печени бедненькой

ну а что ещё сделаешь, коли wanna hit the america
но на большее, чем блеяние, нужны килотонны рвения
я уж не говорю про время и груз финансового бремени
короче, блин, звоню Лене и сообщаю о намерении

четыре тыщи зелени на классное времяпрепровождение
да кому я вру, не верьте мне, я с проституткой как с Гегелем
знаком только по друзей рассказам да по Википедии
короче, вот такой вот челик я с похмельем по понедельникам

carma police

левый глаз дёргается, правый глаз вычурно зырит
земля спокойно вращается, люди в основном твари
не знаю куда себя деть в этом колеблющемся мире
знаю только то, что стрессы после двадцати старят
поэтому выгляжу на сорок в моменты рабочего аврала
и туплю в супермаркете около прилавка со скидками
забрало опустить, чтобы полиция кармы не арестовала
за то, что стихи стали какими-то чересчур жидкими

новый текстовый

новый текстовый документ
мог бы в бегство, но смысла нет
многих бедствий тревога следствие
упор на аптечный ассортимент
и библиотечный рессентимент
мол, быдло, серость, души обмен
на зомбо-ящик и восходящий
карго-культ бытия гиен
и как бы суть полиэтилен
в котором пульт все пятнадцать лет
включаем муть, чтоб быстрей уснуть
тлен больше не мем — основной компонент
мир тоньше чем плен из прозрачных стен
но сложное ложно, а значит их крен
есть ушлый узел бездушных иллюзий
в котором мы тонем бетонным никем

косил

Косил
Под Оксимирона, Янину Дроздову, Рембó, Гумилева
Лепил
Совсем по-простому, с притворной истомой, вокальным надломом
Топил
За уровень новый, Вселенной законы, любовь и ризому
Развил
Гастрит и загоны, дурные уклоны, но только не слово

панк-рок

вначале было слово; потом возникли мутные быдлы
где-то в перерыве была критика чистого разума
и незачем высекать строки из вечности глыбы
но сейчас каждый стих — презерватив одноразовый
и хрен с ними, с прогрессами и ренессансами
и для зелёной травы нужно просто поменьше гадить
а мы здесь пришли позаниматься панк-рок танцами
и показать какие из нас поэтические твари

***

Я думал, два мужа обсуждают идею Абсолюта у Платона,
А они про водку.
Я мечтал, что напишу к тридцати годам роман трехтомный,
Но чиню проводку.
Я пошёл по пути Толстого непротивления злу насилием,
А пришёл к запою.
Вот так всегда: думаешь о вечности в душевой кабине,
А встаёт мирское.

***

если ты девочка-аскорбинка, то я мужчина-настойка боярышника
человек-молекула и отец первобытной орды в одном лице
но я слушаю всю эту дичь типа айспик что ты палишь в вк
я такой же как вы хулиган, ой, ну то есть в смысле инцел

и я как и ты с радостью сменил бы прованские на афганские
но тебе запрещает мама, а у меня не выполнен план продаж
и мне не угнаться за всеми гречками и из фортнайта танцами
так что, эт самое, малая, модную сижку с кнопочкой дашь?

***

мы слушаем актуальную русскую группу
сегодня все ещё любим друг друга
завтра на это место придёт труп трупа
символический обмен и круговая порука

теперь изменить себя почти невозможно
копаюсь в себе, но уже не ножиком
а переливанием из пустого в порожнее
как у паланика нарваться бы на удар по роже

непонятно чего требую и чего желаю
каждая вторая на улице мне уже малáя
остаётся либо действие, либо мелочь в кармане
в отличие от мечты русская группа ещё актуальна

***

мы совершаем поступки, потому что: это гангста-реп,
травма из детского сада, желание наполнить жизнь
я отдался воле случая, это философский концепт,
вот поднажмем, встанем с колен и будет зашибись,
это всё воспитание, водился не с теми во дворе,
был по молодости глуп, вот упущенное бы наверстать,
она выбрала не меня, а того полурослика на Шевроле,
в период полового созревания слишком громко скрипела кровать,
судьбу изменила книга, только я забыл кто её написал,
это было веяние времени, я хитиновым панцирем оброс,
это воля вселенной, магия, лотерея, астрал,
так много ответов, что главное понять, в чём вопрос

***

Фрейд и Ницше уже палп фикшн
Покуда массмаркет историю пишет
Когда всех слышно — не устроишь кипеш
Раньше эти движи были разве что в книжках

Но мы не то читали, или грех культуры свальный
Итог один — однажды всё пошло под откос поездами
И пусть виноваты мы сами, или план всевышний сакральный
Но в вагоне метро захватит чувство, что это все нереально

И тут же матрица, веды, колесо сансары бегает
И мы за ним на велотреке под куплеты-припевы
Деды и юные девы, от дауна и до гения
Никто не сбежит в этом веке от sadboy-озарения

Это все мета-пост-капризы, экзистенциальный кризис
Вот раньше семья, работа давали подобие смысла жизни
Но теперь он слишком расплывчат, и не помогает напиться
Так что дай мне пачку винстон, пойду на балконе зависну

***

здесь на каждого света не хватит
но проблема в количестве зрячих людей
мне сказали, что мир — пьяный батя
я достал карабин и 0,5 «журавлей»

***

упоротость по расписанию
эстетика районов спальных
низменное и сакральное
что-то вниз по горлу стекает
мы делимся своими стихами
по поводам разным самым
здесь рифмы сильные, слабые
и мы все, блин, такие славные
и все перегорим спиралями
но пока лампы тысячеваттные
стробоскопом мигают в подвалах
денс денс денс в паленых педалях
нас надолго хватит навряд ли
но пока мы отбили лишь пятки
так что здравым смыслам по взятке
а нездравым — welcome to party

тяночку

Кризис среднего возраста – это из статей космополитан
Я не читал, но мне так сказали
Но нельзя не признать, что мы что-то запороли там
Категория Б жизненных материалов

И мне не семнадцать, чтоб думать о прыжке в окно
И тем более о биполярочке
Изо всех воплей Тома Йорка я вынес одно:
Как же хочется тяночку

наши

зима, холод и коммуналки
это не новые строки от Хаски
повестка дня не от военкомата
просвет — и мгла снова тащит куда-то
иллюзия выбора — она в супермаркете
но если весь мир это цикл ашановский
телегу кати и бери как у наших
распятых задолго до суда страшного
и трубы заводов и тэц и мы кашляем
спокойного сна, если нимб вокруг башни
а если без нимба — иди ты на плаху
и цепи гремящие тут не у лакшери
а что тут плохого? да, в общем, не важно
но сколько зима из нас света изгнала
раз мы истуканы с острова Пасхи
такие же ровные пацыки

***

Свора собак
Колдырь бредёт шатко
Шапку оземь
Так гадко
Очередная пересадка
Перегоны
Ещё свора
Теперь из вагонов
Изморозь на стёклах
Безлюдна платформа
Путешествие пустой чекушки по тамбуру
Как метафора человеческой жизни

свёртка

когда в одной особой точке
весь мир — лишь свёртка и хлопок
всё сущее предельно точно
тебя бросает в свой итог
и в твоё прошлое, и в связи
в события и сетки слов
и в эпицентре каждой фразы —
твой гнев семнадцати годов
он не исчез, не четвертован
не разложился в пене дней
он ждал в тени твоих нейронов
ждал знак, секунду, символ, цель
в которую он оголтело
вонзает праведную боль
и больше не зовётся гневом
но именуется тобой

***

По утрам — ничего сложнее чем «как дела»
К вечеру просыпается какая-то литература
В голове Royal Albert Hall, кадиллак, гонорар
В сердце, к счастью, чуть более живая дурость

***

я вынашивал мысль, но она не вынесла спора
голосов в голове, что решали, за что умереть
не всерьёз же сдыхать, трехаккордово чтя Терпсихору
но играя четвертый, я вдребезги бил инструмент

оставались ещё варианты, но слишком надрывным
на их фоне смотрелся бы акт выгорания в ноль
дело было в культуре, бессмысленной и молчаливой
в своей громкости и многогранности стёршей пароль

обрастание ценностью малого — признак взросленья
но тогда нигилисты – вне всех идентичностей лет
плохо знаю себя, еле знаю своё поколенье
без понятия, так ли уместно сейчас слово «смерть»

dead flag blues

то ли залиты светом фонарей
то ли объяты заревом пожара
в машинах больше не было людей
они забили сточные канавы

и ветер рвал на части тихий вздох
и мы вели пустые разговоры
о том, что всё прогнило до основ
и что придёт возмездие нескоро

и вновь искали радиоволну
плотнее закрывали занавески
тот зверь, что нас сожрал, пошёл ко дну
так что теперь топиться бесполезно

безжизненно повисли на шестах
все флаги; город разлагался молча
бездетных матерей фантомный страх
погнал искать могил в бетонной толще

нам тонкой линией светил закат
и я сказал, что ты сейчас красива
и что здесь больше нет пути назад
мы видели последние дни мира

и наши руки немощно сплелись
мы потонули в сумрачном тумане
и утра не было, но в нас теплилась жизнь
пока мы молча кровью истекали

тишина

У меня с тишиной крайне натянутые отношения
Непонятно кто кого абьюзит
Но я цисгендерный белый кабанчик
А она из категории «просветление/самопознание/хлопок одной ладонью»

Я ору
Ору на себя
На людей в зрительном зале
На клиентов на работе
(предварительно нужно нажимать на телефоне кнопочку с перечеркнутым микрофоном)
(тогда твой обсценный авангард не тронет уши неподготовленного менеджера по закупкам Журылбека)

Я орал когда рождался
Когда провожание девочек до подъезда заканчивалось поцелуем
Когда ходил на концерты
Когда напивался
(последние четыре строки расположены в порядке возрастания частоты)
(как можно заметить, с концертами у меня лучше, чем с девушками)
(выводы об алкоголизме оставим на факультативные занятия)

Шум генерируют наушники
Шум генерирует моя поступь УХ КАКОЙ Я ДЕЛОВОЙ
Шум генерирует все что падает у меня из рук

На самом деле, на тишину не хватает времени
То кто-то позвонит
То упадок сил и нужно мотивировать себя песней с обилием слова fuck
То ещё какие обстоятельства
Внезапные и запланированные

Однажды я нашёл время на тишину
Сидел в астральном напряжении и ждал
Не то чего то великого (как Новгород)
Не то чего-то глубокого (как хорошие стихи)
Ждал минут пятнадцать
Потом вспомнил что я ещё не король поэзии
Побежал писать новый шедевр

***

Из меня сыпятся пыль, пот
Fish and chips, complicated plot
Жмых из астральных околоплодных вод
Ну может, благие мысли раз восемнадцать в год

Искры как из неисправного щитка
Лот 49 на распродаже себя с молотка
Ремейки всех сюжетных поворотов Паланика
Мелочь, которую час назад по карманам искал

Дебильные присказки, взгляды искоса
Беседы с таксистами, хромые истины
Пуд чепухи, перенос ностальгический
Груды в труху перемолотых дискурсов

Гимны, проклятия, гаджеты, стадии
Знания, вирши, обиды, сценарии
Споры, вопросы, понты, комментарии
Money на таблетки от мании

Наконец, сыпятся разнокалиберные ругательства
Мусором из ведра и по улицам катятся
Застревают в ушах прохожих и в сетках-рабицах
Не то окраина промзоны, не то арт-инсталляция

Я не высыпаюсь, но однажды всё высыпется подчистую
Настанет момент наивысшей опасности для моей души сутулой
Вдруг выйдет, что правы традиция малого, любители шкатулок
И что мир это только мелочи, а великого не существует

сигма/мост

Когда сигма — лимит, потолок
И речь не о греческом алфавите
Когда есть только суть и поток
А междустрочье — это где нет литер
Когда без перформанса — ноль
И slam становится нормой жизни
Когда бизнес, блядство и бронь
Пиджак, рубаха и галстук стиснут

И тут оказывается что:

Можно рвать строку
Можно fucking true
Можно Жиль Делёз
Можно пару слез
(если слезы по делу, а не трёхкопеечный невроз)

Можно об косяк
Можно так и сяк
Чтоб от слов стояк
Разорвал стояк

Щи свекольные
Рифмы глагольные
Рифмы окольные
Застольные, застойные
Рифмы-бройлеры, что кормишь на убой
Рифмы-спойлеры, что выбросил прибой
Считать по слогам
Не считать по слогам
Я объявляю антракт и напиваюсь в хлам

Больше нарративов
Богу нарративов
(но не путайте трясину
своих душ и текстпективу)
Лязг брызг
Писк крыс
Визг кис
Тан, кумыс
Бронкс, Стикс
Джаз, блюз
Твикс, кокс
МХАТ, ТЮЗ

Расширение пространства борьбы
Расширение пространства ходьбы
(главное — чтобы рядом был светлый человек, который играл в те же видеоигры, что и ты)
(и ещё мемы знал)

Не стесняться личного
Помноженного на публичное
Вкусного фарса и китча
Чтоб причмокивали как на пиццу

Верблюды, верлибры, Volkswagen
И вот строка ускользает

А ты такой ХОБА и давай по новой

Кроссворды, хороводы
Просодии под тополем
Хип-хопы и рапсодии
Бастарды и битарды
Алхимия, гомункулы
Значения и функции
И НУЛЕВАЯ СТЕПЕНЬ ПИСЬМА КАК ЗАВЕЩАЛ РОЛАН БАРТ

Лишь бы ничего лишнего
И тогда реинкарнация Рыжего
В костюмчике спортивненьком
Прочтёт стих очень жизненный
И тогда saint anger fuckpoetry
Перейдёт в always striving and prospering
Не в смысле что милый и добренький
Просто мост через пропасть построен и

Шаг первый