Дмитрий Гвоздецкий — Отзывы

Ростислав Русаков (Подольск):

Представленная на вечер из цикла «Поэтический контент» LitClub’a ЛИЧНЫЙ ВЗГЛЯД подборка Дмитрия Гвоздецкого – букет из злободневно-бытовых зарисовок, социальных реплик и постироничной лирики – воспринимается как традиционный авангард, являясь при этом чудесным и эстетически-многообещающим путешествием в пространстве авангарда. Тексты этой подборки базируются на вполне убедительном литературном контексте: Даниил Хармс, Николай Олейников, Владимир Бурич, Всеволод Некрасов, Асар Эппель, в какой-то степени – Леонид Филатов, а то и Дмитрий Александрович в них блестнёт, и Огден Нэш (хотя тут я, возможно, перебираю). Интересные, современные стихи – наслаждение для читателя искушённого, для не искушенного же – ребусы, уводящие в google-путешествие, умные, незлые, ясные. Большинство из них графически двустворчаты (точнее, двустрофчаты), при этом внимание читателя буквально затягивается в смысловую щель между строфами, здесь читатель соработник, его задача – довершить начатое автором. Такая интерактивность приводит к разным результатам, не всегда мгновенным, и чаще всего тексты по мере того, как читатель вытягивает из адресной строки браузера шнурок ссылки, стягивающий строфы намертво, формируют определенную мысль. Намертво, да – и по этой причине, пожалуй, возникает некоторая досада, поскольку это отсылает к анекдотам, страшилкам, газетным заголовокам – к тому, что имеет одноразовое воздействие. Хотя – оспорю сам себя – есть ведь любимые, многоразово действующие шутки, цитаты, мемы. Все их слышали/видели/читали десятки раз, но всё равно каждый раз замирают в предвкушении развязки. Что-то наделяет их этим парадоксальным качеством – какой-то мощный эстетический заряд. Именно такой заряд, пожалуй, позволяет называть верлибры, лишённые почти всех вторичных признаков стиха, поэзией. А что это такое, и присутствует ли это в стихах Дмитрия Гвоздецкого – предстоит понять пришедшим 5-го июня на дискуссию о его творчестве.

Александр Бубнов (Курск/Москва):

Вариации на тему свободы стиха

1

стихи свободны

сначала в выборе слов и тем
от автора

затем
от автора

2

стихи несвободны
от встречи

а иначе…

3

свобода (стиха)
есть осознанная необходимость
(его качества)

4

несвобода
в качестве

5

свобода
в качестве

6

свобода стиха
есть пространство

7

свобода стиха
есть время

8

свобода стиха
есть пространство-время

9

несвобода стиха
есть пространство

10

несвобода стиха
есть время

11

несвобода стиха
есть пространство-время

12

несвобода стиха
есть время автора

13

свобода стиха
есть время автора

14

несвобода стиха
есть автор

15

свобода стиха
есть автор

16

свобода стиха —
есть автора

(если автора
ещё не съели

критики

или…)

16-а

свобода стиха
есть
или не есть?

16-б
(оммаж У.Ш.)

есть или не есть
(вот) свобода стиха

17
(оммаж В.Н.)

свобода есть
свобода есть
стиха свобода
есть

18

и несвобода есть
(стиха)

19
(оммаж А.П.)

свобода стих
воспримет радостно

20

свободу стих
воспримет радостно
ли?

21

литера
вот несвобода стиха

22

свобода стиха-
ет

(23)
etc.

Опубликовано на сайте Проза.ru.

Екатерина Богданова (Москва):

Форма свободного стиха позволяет Дмитрию Гвоздецкому лучше, чем в случае использования им традиционной силлабо-тоники, достигать следующих целей:

а) организовывать остроумную перекличку смыслов, понятий и терминов – без нытья и стенания, а с грустной усмешкой, иногда с улыбкой сожаления, даже если речь идет о невеселых вещах:

б) говорить – даже не без автобиографичности – о понятном и зачастую близком каждому – осмысленно, без вымученной остроумности, вполне «философски», с некоторой даже «надмирностью» и «универсальностью»;

в) добиваться того, что при чтении этих миниатюрных опусов возникает то самое ощущение, будто автор говорит о том, что ты хорошо знаешь, но формулирует он это точнее и лучше, чем это сделал бы ты сам;

Силлабо-тонические тексты, особенно изобилующий высокопарными словами и инверсиями текст «ИМЯ», на фоне верлибров выглядят более слабыми и только подтверждают тот факт, что, если поэт нашел свой стиль, к которому трудно придраться, то его ему и стоит держаться и развивать, стремясь к большей семантической тонкости и к более богатой метафористичности. В текстах Дмитрия Гвоздецкого хорошо видно, что в случае силлабо-тоники постоянно происходит компромисс со смыслом и словоупотреблением во имя сохранения метрики и ритма. В данном случае форму силлабо-тоники можно рассматривать как сырую и тренировочную – перед тем, как достичь более точной передачи готовой к изложению поэтической мысли в форме свободного стиха. Верлибрам же Дмитрия Гвоздецкого можно пожелать только более тонкого остроумия – чтобы они не опускались до откровенной развлекательности. В качестве примера можно привести такие строки: «Когда умру, – наконец, научусь жить.», «не хватает здоровья / ходить по врачам», «ожидая тридцать первого серебреника / старательно убивал себя, пропивая первые тридцать». В качестве удачных можно привести такие строки: «подышал над картошкой – не помогло / пойду подышу на ладан», «Надвигается недвижимость». Хотя надо признать, что взятая из силлабо-тонического текста строка «останется в сердце целебным дротиком» удачна – она сходу вызывает физическое ощущение присутствия в сердце этого самого «дротика».

И в заключение, возвращаясь к девизу, под которым проходит обсуждение творчества Дмитрия Гвоздецкого, отмечу, что в битве за успешность передачи сложного простыми словами он, как мне кажется, однозначно победил.